Кофе с коньяком. История первая

147

Когда я была студенткой, моей бледной коже — местами доходящей до синевы — могли позавидовать аристократические барышни прошлого столетия. Если бы им случилось увидеть меня, конечно.

Виной этих «голубых кровей» были наследственность, северное солнце, под которым меня угораздило родиться и вырасти, и низкое давление. На зависть барышням мне даже удавалось самым естественным образом шлепаться в обморок и в подходящие, и в неподходящие моменты.

Однако, это надоело моим однокурсницам, и они выпроводили меня к врачу. Теперь в моей жизни появились ежемесячные свидания с молодым лапушкой-невропатологом с пшеничными усами. Не подумайте плохого, впрочем, и хорошего тоже не подумайте.

Ничего романтического. Я даже не раздевалась ни разу. Правда, по коленке он меня хлопал. Молоточком. И больше никаких шалостей. Доктор выписывал мне рецепт на кофеин, не поднимая глаз от карточки

Однажды, вручая мне заветную бумажку, он таки посмотрел на меня и усы его заинтересованно зашевелились. Это меня очень развеселило, и я подмигнула ему, хлопнув верхним веком по синеватому нижнему.

Доктор порозовел и стал вертеть бланк в руках. После паузы он вдруг выпалил другой рецепт: «Что ты мучаешься? Утром выпила кофе с коньяком и — вперед!»

До этого вкуса настоящего кофе я не знала. Так как то, что продавалось в студенческом кафе под видом кофе с молоком, называть этим именем было бы кощунственно.

С этой фразы, случайно оброненной моим личным Змеем-искусителем из-под пшеничных усов, началась моя безнадежная пожизненная любовь к кофе.

С коньяком сложилось не так однозначно. Но «Кофе + Наташа = навсегда».

Кстати, я не люблю, когда кто-то нагло вклинивается в интимное пространство между мной и кофе. Зато кофе незаметно прокрадывается в большинство моих рассказов. И я подумала о том, что когда-нибудь я захочу написать книгу о человеке, который придумал кофе.

Ну, если не книгу, то хоть 1000 слов благодарности…

Читайте продолжение: Кофе с коньяком. История вторая.

Наталья Коротовских

ПОДЕЛИТЬСЯ