Моё детство состояло из шлагбаумов…

31

Моё детство состояло из шлагбаумов

Моё детство состояло из шлагбаумов.
Мне всегда и всё запрещали.

Запреты были главным инструментом воспитания.
Слово «нельзя» я слышала чаще всех других слов.

Иногда запреты были оправданы.
» Нельзя трогать спички».
Иногда — нет.
«Не бери с собой на прогулку игрушку, нельзя».

Почему нельзя? И почему все остальные берут?

Я выросла в этой запретной парадигме, в частоколе закрытых дверей. Я усвоила, что большинство всего в этом мире мне нельзя. Просто нельзя или надо заслужить.

Из-за большого и прочного НЕЛЬЗЯ я пугливо выглядывала и смотрела, как другим … можно.

Если я получала что-то заветное и мечтаемое, например, неожиданное путешествие, я проживала его в состоянии фрустрации, во внутреннем сопротивлении, бултыхаясь в мысли, что я его не заслужила.

Нельзя просто взять — и поехать на море. Море надо заслужить.

Кому надо и как заслужить — это второй вопрос, я его не анализировала. Ибо анализировать нельзя.

Однажды я купила сыну конструктор-горку. Его надо было собрать из желобков и пускать по нему шарик.

На большой коробке было нарисовано, как именно собрать.

Я стала собирать, четко по инструкции. Сын мне помогал, подавал детали. Мы собрали горку , сын пустил шарик. Наигравшись, он сломал горку, и пошел обедать и спать .

После сна он снова вернулся к горке. Стал ее собирать. А я в это время готовила ужин.

Я вошла в детскую и поразилась: сын собрал новую горку, совсем не такую, как на картинке.

Мне это и в голову не пришло. Совершенно! Что можно отступить от того, что нарисовано на коробке и собрать свою собственную оригинальную горку.

Я думала можно так, как нарисовано, а все другое — нельзя. А сын не знал про нельзя. Он просто пробовал. И у него получилось.

Есть люди, которые живут в своих нельзяхах всю жизнь. Строго по инструкции, написанной для них другими, чужими людьми.

Готовят строго по рецепту. Сколько вешать в граммах? Работают строго по должностным инструкциям. Живут педантично, по правилам , которые усвоили в детстве.

Теперь я понимаю: правила — это прекрасно, если они просто поясняют жизненную логистику, но не запрещают жить.
Не изолируют от жизни.

Я выросла, обремененная запретами и теперь щедро делюсь ими со своими детьми, прямо навьючиваю их своими нельзя.

Я не разрешаю ребенку ошибаться. Точнее не так: если я вижу, что он делает что-то не правильно — не так собирает пирамиду, не той стороной лепит паззл, не в тот домик селит кошку, я тут же его исправляю. Вот так правильно. Видишь?

Мне кажется, что я экономлю ему время, зачем учиться собирать не правильно, а потом переучиваться?

А на самом деле, я лишаю его своего опыта, своего мира и своих открытий.

Я просто дарю ему целую гору шлагбаумов.
Ну их же у меня полно, некуда девать, а я же такая хорошая мать…

Однажды мы с мужем заселились в гостиницу ночью, я вышла на балкон и сказала:

— Смотри, какие звёзды!

А он ответил:

— Здорово, эти звёзды просто необходимо смотреть с крыши!

Я засмеялась. Мне и в голову не пришло, что он серьезно. На крышу же нельзя!

— Почему нельзя? — удивился муж.

— Я не знаю, почему. Потому что просто нельзя. Никто не лазает по крышам ночью.

— Это потому что они спят и не знают про звёзды, — сказал муж.

И протянул руку. И я недоверчиво протянула ему свою.

И мы поднялись на лифте на верхний этаж гостиницы, а оттуда по тёмной пожарной лестнице вышли на крышу.

Продолжение на странице 2:

1
2
ПОДЕЛИТЬСЯ