Всем важна похвала. Абсолютно

62

Когда мой сын (8 лет) лезет на дерево, он кричит: «Мам, смотри!»

И я смотрю. И он лезет, туда, на самый верх, и машет мне оттуда ладошкой.

— Молодец, — кричу я, задрав голову. — Я так тобой горжусь!

А если я не смотрю, он не полезет. Ему не интересно покорять мир, если это некому оценить.

Моя кошка Ладошка, живя на даче, работала охотницей. Я вставала утром раньше всех, варила кофе и выходила на крыльцо с дымящейся чашкой, желая насладиться пробуждением природы.

На крыльце красиво лежали задушенные мышы. Это Ладоня работала ночью, и хвасталась: смотри, хозяйка, как я умею.

Я орала, расплескивая кофе на крыльцо.

Из комнаты выбегал взлохмаченный разбуженный муж, его выдернул из сна мой крик о помощи.

— Убери! Убериииииии их, — орала я.

— Это же инстинкт. Похвали кошку. Она молодец. Охотница.

У кошки инстинкт — ловить мышей.
У меня инстинкт — орать при виде мертвых мышей. И живых тоже, кстати.

Однажды Ладошка жила на даче без нас, целую неделю. И не ловила никаких мышей. Прилежно ела корм, который ей насыпали проинструктированные соседи.

А потом приехали мы — и снова мыши.

Даже кошке важен «молодец».

Ната ушла от мужа.

Муж у Наты — атавизм, денег не носил, комплименты не говорил, отцом- образцом для детей не был. Зачем такой?

А Ната успешна, открывает третий салон.

Ната ушла от мужа. Скинула балласт.
Мешок с песком. И взмыла ввысь.

И вроде все хорошо. Парит. Рядом — звезды.

— Знаешь, а я ведь поняла, в чем была ценность моего мужа, — говорит Ната.

— В чём?

— Знаешь, я прихожу домой после удачного дня. Меня заметили. Оценили. Признали. А рассказать некому. Дети маленькие, им пока сказочки. А так хочется рассказать кому-то!

Я понимаю.
Хочется лезть на дерево, чтобы кто-то оценил. И ловить мышей хочется для кого-то.

Конечно, есть дети. Это глубинный глобальный смысл жизни.
И все ради них. В принципе.

А без принципа хочется мужских восхищенных глаз.

Хочется покорять Олимп, и бежать домой с медалькой.

Потому что дома скажут: «Ну ты крута!» и восхищенно покачают головой.

— А мама? — я вспоминаю, что у Наты есть мама, красивая, холеная, женщина с модной стрижкой. — А мама что, не хвалит?

— Хвалит. Но мама хвалит за всё. И это как-то обнуляет эффект. Во вторник хвалила за то, что терплю мужа. В среду — за то, что ушла. В четверг — за то, что живу без мужика и не жалуюсь. Мама — это мама. Она просто любит.

Я понимаю, о чем Ната.

Продолжение на странице 2:

 

1
2
ПОДЕЛИТЬСЯ