Записки врача-акушера

16886

<<<Я дописывала последнюю историю, когда раздался звонок: мужской голос сообщил, что мой номер ему дал друг, жена которого рожала у меня в прошлом году. А теперь и его жена ждет первого ребенка. Обычный звонок. Ничего нового. Назначила время для приема.

Бывает так, что клиенты сразу вызывают отторжение. Женщина сидела молча, а ее супруг продолжал на меня налегать: вызов на роды в любое время, без всяких там «заболела, устала», присутствие мужа: «а то еще введете ей что-нибудь», совместное пребывание: «ребенка подмените!», никаких прививок: «задолбали опыты на людях ставить». И самое главное — никакого кесарева.

Я спокойно сказала, что не смогу приехать к ним на роды. Отказ совершенно обескуражил мужчину, он тут же выложил на стол несколько крупных купюр.
— Вы не думайте, мы богатые люди.
— Меня не интересуют деньги. Я не могу гарантировать все ваши условия. Извините!

«Господи, зачем ты мне послал этих людей? Не повезет тому, кто встретится с ними в родах.» — думала я, удаляясь из приемного покоя…Я долго перемалывала этот диалог, но через несколько дней и думать про них забыла.

Было воскресное дежурство, куча работы, кроме родов и операций, большая выписка. В общем, как всегда по выходным. И тут вызывают меня в родовое отделение, где некий муж требует, чтобы к его жене пришел главный врач, «а то все остальные шибко молодые». Формулировка мне что-то напомнила, но я еще не осознавала, кто ждет меня внизу.

В родовом боксе, словно лев в клетке, метался мужчина. Я его сразу узнала по массивному затылку. «А, это вы! Где главный врач?»
«Сегодня я за него», — устало сказала я. И это чистейшая правда. В выходной день все функции администрации возлагаются на старшего врача смены. Мужчина еще больше завелся:
— Мне главный нужен!
— Его сейчас нет, он не сидит по выходным на работе. Если вы с ним договаривались — позвоните.
— Ни о чем я не договаривался! Бардак тут у вас!

Я не спорю. Осматриваю женщину. В прошлый раз до осмотра не дошло, но я про себя отметила: живот выглядит крупноватым относительно самой беременной. Она спокойная тихая женщина. Когда я склоняюсь, чтобы послушать ребенка стетоскопом, тихо шепчет:
— Простите его, он хороший.
Я просто киваю. И про себя думаю: так бывает — мужчина слишком беспокоится и выражает это в грубости к врачу. Но в душе скребут кошки: ребенок, как мне и показалось, большой, слишком большой. Вероятно, не сможет родиться сам. Или — серьезная травма.
«Ну вот, начинается! Никакого кесарева!» — возмущается мужчина.
— Я не говорю, что это будет обязательно, но мальчик очень большой, и есть такая вероятность.
— Ничего, родит!

Я просто ухожу из бокса. Разбирает злость: мной пытаются манипулировать в угоду своим взглядам, а главное, во вред своей жене и ребенку.

Продолжение читайте на странице 2:

1
2
3
4
ПОДЕЛИТЬСЯ