Как тайное стало явным. История любви Валерия Меладзе и Альбины Джанабаевой

1596

Семь лет он жил между двух семей, стараясь не допустить самого страшного – причинить боль детям. Обе женщины ждали решения Меладзе с надеждой: одна – на сохранение семьи, вторая – на то, что они все-таки будут вместе.
TASS_25633036_web.jpg

Принимая на работу новую бэк-вокалистку, Валерий Меладзе строго ее предупредил: коллектив у него мужской, романы на работе недопустимы. Альбина Джанабаева с таким раскладом была согласна. Через несколько месяцев табу нарушили они оба.

БРАТЬЯ

31384578_1679236582153898_1075263895985192960_n.jpg
В жизни Валеры Меладзе брат Костя присутствовал всегда. Старше на два года, он выглядел немного не от мира сего, но все попытки подраться неизменно заканчивались победой Кости. Когда Валера закончил школу и приехал учиться в тот же корабельный институт города Николаева, где уже учился брат, тот сразу охладил его юношеское стремление к свободе: родителям-инженерам детей содержать непросто, так что нужно заслужить стипендию.

Авторитет старшего брата был настолько высок, что младший к нему прислушался.

Уже тогда Костя пробовал писать песни и играть на клавишах в студенческом ансамбле. Скоро он привлек к своему хобби и Валеру – тот возился с аппаратурой и однажды попробовал что-то напеть в микрофон. Его голос всем понравился – и Меладзе-младший стал солистом.

Сокурсницу Ирину Валерий заметил первый и долго добивался ее расположения. После нескольких месяцев отношений она даже попробовала от него уйти, но парень оказался настойчив.Сыграли студенческую свадьбу.

Когда у молодоженов родилась дочь Инга, они поселились в 18-метровой комнате, из которой их могли выгнать в любой момент. Через несколько лет музыкальные эксперименты братьев Меладзе заметили, и они переехали в Москву.

6ffead664fb5cb38777f1f5e0093d0ef.jpg

Стало еще сложнее: бытовая неустроенность наложилась на жизнь в огромном незнакомом городе. Но именно тогда Валерий и Ирина были счастливы друг с другом, как никогда после.

«Маленькая съемная квартира в хрущевке где-то за «Войковской», в районе птицефабрики. Там жили очень душевные люди, а одна женщина из соседнего подъезда иногда присматривала за Ингой. Ей тогда было три года. Я все это теперь вспоминаю с великой нежностью…», — вспоминал музыкант.

«…Пока все было плохо — было хорошо. Как только стало хорошо, все покатилось в тартарары. Огонь и воду люди проходят, а вот медные трубы почти никогда», — говорила Ирина.

Продолжение читайте на странице 2:
 

1
2
ПОДЕЛИТЬСЯ