Госпожа Хрущёва: почему советская первая леди могла себе позволить любую причёску и любой костюм

8910

Её звали в западной прессе «госпожой Хрущёвой», но свою фамилию она с девичьей не меняла. Зачем — если её собственная биография, а то и личность были интереснее, чем у мужа?
image.jpg
0ab24c6a3fd5dcb599d0f5c2593cb1eb.jpg
Лилит Мазикина,
журналистка

Советские первые леди были двух типов. Либо очень активные, смелые, уверенные в себе дамы — начиная от Надежды Крупской и заканчивая Раисой Горбачёвой, либо абсолютно невидимые. Читатель вряд ли сможет сходу припомнить жён Брежнева и Андропова, а имена жён Сталина на слуху только из-за скандалов вокруг его личности.

Нина Кухарчук, супруга Хрущёва, была из первых. Поскольку годы её «карьеры» как первой леди приходятся на годы аналогичной карьеры Жаклин Кеннеди, их невольно сравнивают. И часто не в пользу Нины Петровны. Госпожа Кеннеди и стройнее, и одета элегантнее, и выглядит очень ухоженной. Чистая правда. Но можно сравнить их по-другим параметрам — и выиграет «госпожа Хрущёва».

Жаклин всё время зажата, выглядит неуверенно, закрыто и напряжённо. Нина Петровна, наоборот, выглядит хозяйкой ситуации, чувствует себя раскованно, свободно двигается и свободно реагирует на собеседников — притом её нельзя было назвать невоспитанной, невежливой, бестактной, бесцеремонной. Напротив, «госпожа Хрущёва» поразила американцев своими отличными манерами, умением поддержать светскую беседу. То была именно уверенность в себе, не нуждающаяся в защитном футляре, на который похож почти каждый костюм миссис Кеннеди. И у этой уверенности, конечно же, была основа — нет, не бомба, которой Хрущёв угрожал США.

«ЭТА ДЕВОЧКА ДОЛЖНА УЧИТЬСЯ»

Нина родилась в семье крестьянина Петра Кухарчука в не лучшие для российского крестьянства времена — в 1900 году. Чтобы выжить, Кухарчуки не только вели своё маленькое хозяйство, но и нанимались на работы к помещику. Один день на помещичьем огороде давал бабе 10 копеек, мужику на сенокосе — копеек 20. В 1905 году цены резко взлетели, а оплата крестьянского труда — нет, так что не стоит думать, что на эти копейки можно было разгуляться.

RIAN_3078558.LR.ru.jpgДореволюционная Россия. Обмолот хлеба ручными цепами. 1900-е гг.Когда родители в поле или на заработках, скотина, птица и огород — на детях. Нина от работы никогда не отлынивала. Собирала крапиву курам, рубила её огромным ножом — на руке остался шрам от неудачного движения лезвия. В нужном возрасте пошла в деревенскую школу. Там всё казалось интересно, забавно, любопытно; хватала знания — как конфетки, щёлкала задачки — как орешки.

После третьего класса образование для крестьянских девочек заканчивалось. Но учитель умолял родителей: делайте, что хотите, но эта девочка должна учиться! Отец колебался, но вдруг — хоть и девчонка, но в люди выбьется? Времена теперь новые. Двенадцатилетнюю Нину отвезли к дяде в Люблин, и она поступила в четырёхлетнюю прогимназию.

Не успела Нина проучиться и двух классов, как разразилась война. Тогда ещё говорили просто «Мировая», без номера. На окраину Российской Империи вступила австрийская армия. Многие бросились спасаться; Кухарчуки тоже.

Отец Нины уже ушёл служить. Семья встретилась с ним случайно, на одной из пересадок. Он пристроил Нину при себе, во вспомогательную часть, кухаркой. Дети помогали матери, путешествовали в обозе. Серьёзная девица Нина забавляла командира части. Нет, этой девочке точно нужно учиться нормально, открыл он для себя, и переправил её в Киев к епископу Евлогию с письмом.

Так Нина оказалась на казённом счету в Мариинском женском училище, куда крестьянок не принимали никогда. Но кто спросит, откуда девочка, если записывает её лично епископ? Закончив восьмой класс, здесь же Нина и осталась работать — секретарём. Пока в 1920 году в Киеве не утвердилась окончательно советская власть.

Продолжение читайте на странице 2:

1
2
3
ПОДЕЛИТЬСЯ